Norma.uz

А ты не наезжай

 

Согласно официальной статистике, объем грузовых автоперевозок в Узбекистане с 2000-го по 2013 год возрос с 8,9 до 29,2 млрд тонно-километров – на 228%, а пассажирских – с 23,3 до 83,3 млрд пассажиро-километров – на 257%. Очевидно, что в таких условиях осложняется обеспечение безопасности дорожного движения. По данным пресс-службы Главного управления безопасности дорожного движения МВД Республики Узбекистан, ежегодно в нашей стране жертвами автомобильных аварий становятся от 2 до 2,5 тыс. человек, а от 10 до 11,5 тыс. получают телесные повреждения различной степени тяжести. Большую часть пострадавших составляют пешеходы.

 

Быстрое и полное раскрытие правоохранительными органами преступлений, связанных с нарушениями правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, является залогом восстановления прав потерпевших и наиболее уязвимой части их – пешеходов. В этом неоценимую помощь следователю может оказать трассологическая экспертиза. Как свидетельствует практика, она часто играет основную роль в установлении самого факта наезда на пешехода, его механизма, а также иных обстоятельств дорожно-транспортных происшествий. Это наглядно иллюстрируют трассологичес­кие экспертизы, проведенные в ходе их расследования.

В феврале прошлого года водитель автомобиля «Нексия» доставил в больницу гражданина с повреждениями, характерными для дорожно-транспортного происшествия. Пострадавший, не приходя в сознание, скончался. По показаниям водителя, он увидел лежавшего на проезжей части гражданина, находившегося в бессознательном состоянии и истекавшего кровью, погрузил его в автомобиль и доставил в ближайшую больницу.

Для проверки показаний водителя и установления его причастности к наезду следователь назначил трассологическую экспертизу автомобиля и одежды потерпевшего. Перед экспертом были поставлены вопросы о наличии на кузове автомобиля повреждений и(или) следов, образованных при наезде на пешехода, и о том, каким его участком нанесен первый удар. А по одежде пострадавшего было необходимо установить наличие на ней характерных для автонаезда повреждений и(или) следов, а также в каком положении – вертикальном или горизонтальном – находился человек в это время.

Трассологическая экспертиза установила отсутствие на кузове автомобиля каких-либо характерных для наезда на пешехода повреждений – овальных вмятин, потертости лакокрасочного покрытия, следов скольжения, отпечатков одежды, смещения капота назад, повреждения лобового стекла и т.п. Все это позволило снять подозрения с водителя.

В другом случае, произошедшем в июле прошлого года, водитель признавал, что совершил наезд на пешехода, но отрицал факт его переезда. Результаты трассологической экспертизы установили недостоверность этих показаний. В частности, на днище автомобиля были стерты загрязнения, а на карданном валу обнаружен рельефный отпечаток от материала одежды. В свою очередь на одежде пострадавшего были обширные потертости от трения по дорожному полотну; угло­образные и лоскутообразные разрывы от зацепления, натяжения и трения; пятна бурого вещества, похожего на кровь; наслоения горюче-смазочных материалов. А такие следы и повреждения характерны для переезда через пешехода, находящегося в горизонтальном положении.

Эти примеры говорят о том, что без трассологической экспертизы порой невозможно раскрыть подобные преступления. Однако в расследовании дорожно-транспортных происшествий нельзя умалять роль и других видов экспертизы. Тем более что образующиеся при наезде следы на кузове и деталях автомобиля, а также на одежде потерпевшего зачастую слабо идентифицируются. Поэтому трассологическая экспертиза далеко не всегда делает возможным однозначно утверждать, что потерпевший был сбит именно этим транспортным средством. Чаще всего приходится констатировать лишь вероятность образования следов на нем в результате наезда на пешехода. Впрочем, и такой вывод не должен выпадать из поля зрения следователя, который может использовать его в совокупности с другими доказательствами.

А для полного и объективного выяснения всех обстоятельств дела следователям следует при расследовании дорожно-транспортных происшествий, связанных с наездом на пешехода, назначать комплекс судебных экспертиз – судебно-автотехническую, судебно-биологическую и судебно-медицинскую, трассологическую, а также криминалистическую экспертизу материалов веществ и изделий. Каждая из них решает свойственные ей специфичес­кие задачи.

К примеру, судебно-авто­техническая экспертиза определяет исправность автомобиля в момент наезда на пешехода, траекторию и скорость его движения, принципиальную возможность предотвращения наезда или столкновения и т.д. Криминалистическая экспертиза материалов веществ и изделий поможет следователю определить наличие на одежде пострадавшего частиц лакокрасочного покрытия кузова, горюче-смазочных материалов, их идентичность с обнаруженными на автомобиле обрывками одежды или ее микрочастицами. Однако следует упомянуть, что результаты такой экспертизы чаще всего не могут быть категорично использованы в идентификационных целях. Так, она обычно может определить лишь цвет и принадлежность покрытия к автомобильной краске, а также принадлежность горюче-смазочных материалов к ГСМ, используемым при эксплуатации транспортных средств.

Что касается судебно-медицинской экспертизы, то она может определить, что телесные повреждения получены в результате наезда на пешехода. Ими могут быть ссадины в виде полос и кровоподтеков, многочисленные повреждения костей конечностей и раздробление черепа, мелкие резаные раны или царапины от разбившейся стеклянной детали, повреждения внутренних органов, оттиски узора автомобильных покрышек и т.д.

В свою очередь судебно-био­логическая экспертиза помогает установить наличие биологических материалов на кузове и деталях автомобиля, оставшихся после наезда на пешехода (кровь, частицы кожи, волос, мозгового вещества и т.д.). Более того, определение группы крови, метод ДНК-анализа и другие современные исследования биологических материалов позволяют с высочайшей степенью точности определить их принадлежность конкретному человеку.

Обычно результаты всех этих экспертиз могут лишь в совокупности дать точное представление о произошедшем событии. Поэтому следователям рекомендуется строго руководствоваться статьей 173 Уголовно-процессуального кодекса, часть первая которой предусматривает, что назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если по делу необходимо установить технические причины взрывов, катастроф и других чрезвычайных происшествий. Хотя здесь и не предусматривается обязательное назначение экспертизы в целях установления всего механизма подобных событий, однако, согласно части второй статьи 173 УПК, производство экспертизы обязательно для установления и иных обстоятельств,  имеющих значение для дела, если для этого необходимо применение специальных знаний и если эти обстоятельства достоверно не установлены другими средствами доказывания.

Криминалистика, как и всякая другая наука, не стоит на месте. Криминалисты – ученые и практики – работают над совершенствованием методик проведения трассологических экспертиз и повышением идентификационных свойств ее результатов.

 

Фатима ХАМРАЕВА,

государственный судебный эксперт
РЦСЭ при Министерстве юстиции РУз.

 

Самир ЛАТЫПОВ,

преподаватель кафедры «Криминалистика»
Ташкентского государственного юридического университета.

Прочитано: 1328 раз(а)

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 01.06.2018г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 78) 150-11-72. Call-центр:1172. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
© ООО «NORMA», 2007-2020 г. Все права защищены.
18+   Яндекс.Метрика