Norma.uz
Газета Норма / 2015 год / № 6 / Записки эксперта-криминалиста

Эх, яблочко, докатилося…

 

О расследовании группового хищения крупных денежных сумм, совершенного под видом заготовок сельхозпродукции, мне рассказал мой коллега, работавший в далекие семидесятые годы старшим следователем по особо важным делам при Прокуроре Армянской ССР.

Вести следствие по закупке яблок Ц.А.Даниеляну поручили, когда выяснилось, что дело это непростое, объемное и, по-видимому, закончится обвинением в особо крупных хищениях.

 

Заготовитель конторы райпотребсоюза К-ян, очень любя деньги, любил и свою работу, которая позволяла ему без особых хлопот получать такие барыши, которые ему никогда бы не удалось заработать честным трудом. Но нашлись люди, которым деятельность К-яна не понравилась. В сентябре 1977 года районная прокуратура получила сигнал: заготовитель райпотребсоюза К-ян составляет подложные документы о якобы произведенной им у сельчан закупке яблок. Согласно им у жителей закупали по 2–3 тонны фруктов. Для их оплаты бухгалтерия выписывала по 300 тогдашних рублей за тонну (в качестве пояснения – у меня в те годы зарплата была 150 рублей в месяц). Но, судя по жалобе, садоводы этих денег не получали, так как их присваивал заготовитель.

Работники районного ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями соцсобственности) провели проверку, которая подтвердила некоторые указанные в сообщении факты. Так, было установлено, что К-ян составлял подложные квитанции на закупку яблок, их перевозку на трех грузовиках заготконторы и о сдаче сырья заведующему винным пунктом винкомбината М-яну для изготовления из него виноматериалов. В этом участвовали также главный бухгалтер заготконторы К. и кассир М.

По материалам проверки было возбуждено уголовное дело. Заготовителя К-яна, главного бухгалтера К. и кассира М. взяли под стражу. К-ян категорически отрицал свою вину, утверждая, что сельчане его почему-то оговаривают, хотя он на самом деле закупил у них 51,5 тонны яблок, как указано в составленных им документах.

Комплексная ревизия с участием специалистов – бухгалтеров и виноделов не выявила недостач или излишков материальных ценностей. А заведующий винпунктом М-ян представил ревизионной комиссии отчет за сентябрь 1977 года, в котором было указано, что с 16 по 22 сентября он отправил на винкомбинат 29 цистерн со 112 тыс. литров яблочных материалов.

 

В декабре того же года дело передали в республиканскую прокуратуру и поручили Ц.А.Даниеляну. Изучив полученные материалы, опытный следователь тщательно спланировал следствие. В первую очередь надо было установить круг свидетелей из сел, расположенных в радиусе действия заготовителей. И, конечно же, следовало срочно принять меры по обеспечению сохранности и выемки документов: путевых листов, нарядов, товарно-транспортных накладных, журналов учета выхода и возвращения машин автохозяйств. План расследования включал, конечно, установление и изучение деятельности должностных лиц, имеющих отношение к закупкам, приемке яблок на пунктах и виноматериалов на винкомбинатах. Здесь также нужно было произвести выемку и изучить документы, в том числе и закупочные квитанции.

При выявлении конкретных объемов яблок, сданных заготовителям, возникли большие сложности. Преступники, чтобы предотвратить разоблачение и создать обстановку круговой поруки, «поощряли» сельских жителей, согласившихся подписать подложные документы, «подтверждающие» закупку у них яблок: каждому из них выдавали по 20–30 рублей. Поэтому, сознавая незаконность этих сделок, такие люди долго уклонялись от дачи правдивых показаний.

Следователь допросил (и не раз) около 300 человек! И лишь после проведения необходимых оперативно-следственных мероприятий, сбора дополнительных доказательств и разъяснительной работы с этими людьми (в том числе и с участием сельского актива) большинство из них рассказали правду. Они признались, что продавали заготовителю по 200–300 кг яблок, за которые он и выплачивал им деньги. А в документах К-ян завышал закупки до 2–3 тонн. В итоге К-ян вместе с главбухом заготконторы К. и кассиром М. путем составления подложных документов приписали закупку у жителей нескольких районов 186 тонн яблок на 68,3 тысячи рублей, а деньги присвоили.

М. почти сразу призналась в хищении денег совместно с К-яном и главным бухгалтером К. Те же долго отрицали совершение преступления и изворачивались, меняя показания на разных этапах следствия.

Но тщательно организованное расследование, большая работа следователя, оперативников, а также ревизии и проверка документации на разных предприятиях позволили собрать необходимые доказательства совершенного преступления. Так, проверка документации и допросы водителей машин, на которых якобы завозили яблоки на заготовительный пункт, а потом вывозили виноматериалы на винкомбинат, показали, что эти грузы вообще не перевозились в указанные в документации дни. Удалось доказать, что в каждый конкретный день эти автомобили были заняты на других работах.

 

Следователю приходилось скрупулезно собирать сведения и доказывать каждый факт, свидетельствующий о совершении крупного хищения. Так, из записей в журнале винпункта, например, следовало, что 17 сентября большое количество виноматериала было перевезено одной и той же автомашиной, совершившей за день 8 рейсов. Но она не могла совершить столько рейсов – значительное расстояние между винпунктом и винкомбинатом исключало такую возможность. Да и проверка в автопарке показала, что именно этот автомобиль в те дни не выделялся для перевозки виноматериалов.

И так по каждому эпизоду. Следователь изъял и приобщил к делу сотни путевых листов и товарно-транспортных накладных, подтверждающих, что «перевозчики» виноматериалов в те дни обслуживали другие объекты. Водители этих автомобилей только после предъявления им изъятых в автопарке документов признались, что изначальные ложные показания они давали с подачи заведующего винпунктом М-яна. Он, приехав ночью 23 сентября к ним домой, просил подтвердить, что якобы они на своих машинах с 16 по 22 сентября вывезли с винпункта на винкомбинат 112 тыс. литров виноматериалов. По его же просьбе они подписали 29 подложных расходных фактур. М-ян уверил их, что 23 сентября на винпункте будет проверка, после которой он уничтожит подложные документы, и водителям ничего не грозит.

Завлабораторией винпункта Г. признала, что в ночь на 23 сентября к ней приходил М-ян, который принес ей журнал и попросил, чтобы она внесла в него записи о якобы проведенных ею 16–22 сентября анализах виноматериалов в 29 цистернах, отправляемых на винкомбинат. Ничего не зная о хищении, Г. поверила объяснениям заведующего, что он просто не успел разобраться с документами, а завтра будет проверка. Поэтому она выполнила его просьбу и внесла в журнал фиктивные записи.

Заведующий производственным участ­ком винкомбината С. точно так же по просьбе М-яна в ночь на 23 сентября подписал 29 подложных фактур о сдаче ему виноматериалов. Хотя эта операция была бестоварной, однако, ни недостачи, ни излишков установлено не было. Это объяснялось тем, что фактуры на вывоз и получение виноматериалов оформили непосредственно перед проверкой – в ночь на 23 сентября. В бухгалтерию их не сдавали и в бухгалтерских проводках не отражали. Это показывает, насколько сложно было следователю установить и доказать совершение крупного хищения.

 

Большую работу он провел по выявлению всех участников преступной группы. В итоге было доказано, что работники заготконторы – заготовитель К-ян, главный бухгалтер К. и кассир М., войдя в преступный сговор с заведующим винпунктом М-яном, составляли подложные фактуры о закупках яблок у сельских жителей, выписывали на них расходные денежные ведомости, а указанные в них суммы присваивали. Расхитителям способствовали лица, подписавшие ведомости на получение денег, а также водители и завлабораторией винпункта Г. Но они к уголовной ответственности не привлекались, так как не знали о хищении и не соучаствовали в этом преступлении. Ну а завучастком винкомбината С. был привлечен к уголовной ответственности не за соучастие, а за злоупотребление служебным положением. Подписав бестоварные документы на прием виноматериалов, он создал видимость законности произведенных операций с тяжкими последствиями.

Судебная коллегия по уголовным делам республики приговорила виновных заготовителя К-яна, главного бухгалтера К. и кассира М. к различным срокам лишения свободы, а завучастком С. получил условное наказание.

Конечно, сейчас иное время и другое уголовное законодательство. Но хищения остаются хищениями. Поэтому, думается, что опыт расследования таких сложных дел будет полезен и нынешним следователям при планировании и организации следствия по современным аналогичным делам.

 

Ольга МАРШАНСКАЯ,

государственный судебный эксперт РЦСЭ 
при Министерстве юстиции.

Прочитано: 1342 раз(а)

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 01.06.2018г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 78) 150-11-72. Call-центр:1172. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
© ООО «NORMA», 2007-2020 г. Все права защищены.
18+   Яндекс.Метрика