Norma.uz
Газета НТВ / 2013 год / № 30 / Обсуждаем проблему

Решать, так решать!

 

Судя по массиву отзывов на публикацию Азизбека Курбонова «Неясность – вот беда! Ну наконец-то ясно, что нам тут все не ясно…» (НТВ N 25 от 25.06.2013 г.), свой «зуб» на должностных лиц налоговых, да и других контролирующих органов имеют многие предприниматели и, очевидно, представители их интересов – наши коллеги: аудиторы и юристы. Вместе с тем столь оживленное участие экспертов в обсуждении возникшей на практике проблемы (чего не было еще каких-то 5 лет тому назад) не радовать всех нас, включая сами государственные органы, в приоритетных направлениях деятельности которых находится повышение правовой культуры населения и бизнес-сообщества, не может.

 

В целях поддержания практики подобного своего рода «мозгового штурма», результаты которого, убеждены, непременно окажут практическую помощь читателям, не разделяя тотального пессимизма некоторых экспертов, хотим обозначить свою позицию, которая отчасти может перекликаться с ранее высказанными точками зрения.

 


К вопросу о терминологии

 

Руководствуясь требованиями части первой ­статьи 24 Закона «О нормативно-правовых актах»1 (далее – Закон N 160-II), правилами законодательной техники и просто здравым смыслом, согласны с необходимостью унификации существующих в законодательстве терминов. Причем, на наш взгляд, единообразие в этом вопросе должно распространяться не только на акты, имеющие отношение к предпринимательской деятельности, но и вообще на все нормативно-правовые акты (другие что, менее важны, что ли?). Сложившаяся практика правоприменения (а точнее – неприменения отдельных правовых норм), обусловленная «специфическим пониманием контролирующими органами декларативных норм законодательства», как раз и связана   с наличием в нормах-принципах достаточно пространных совсем небезапелляционных формулировок. При этом полагаем, что толкование отдельных терминов, используемых в них, не станет противоречием к определению норм-принципов с точки зрения теории права. Да, честно говоря, хоть бы и стало: в конце концов, не человек должен служить праву, а наоборот. И ничего трагичного в этом мы не видим: наверняка когда-нибудь на определенном уровне развития наше общество сможет позволить себе обойтись одним лишь «направлением», заложенным в нормах-принципах. А пока...

 

Переходя к толкованию терминов, используемых в статье 11 Налогового кодекса (далее – НК) и в статье 11 Закона

«О гарантиях свободы предпринимательской деятельности»2 (далее – Закон N 69-II), хотим заметить, что в вопросах разъяснения данных правовых норм для нас превыше всего интересы субъектов предпринимательства, поэтому без помощи филологов, коллеги, полагаем, здесь вполне можно обойтись, тем более что выходить за пределы целей употребления термина в регулировании определенной сферы отношений никто из нас не собирается.

 

Итак, «неустранимые противоречия»: под таковыми считаем целесообразным понимать взаимо­исключающие несоответствующие друг другу положения одного и того же нормативно-правового  акта, за исключением случаев, когда одно из указанных положений вступило в силу позже другого в результате внесения изменений и дополнений в такой нормативно-правовой акт. В последнем случае противоречие должно считаться устранимым путем применения положений части четвертой статьи 16 Закона N 160-II.

 

Устранимым посредством применения норм ­статьи 16 Закона N 160-II противоречие будет и в том случае, когда один нормативно-правовой акт не соответствует требованиям другого акта. Так, например, при «наличии двух законов или подзаконных актов, устанавливающих разные требования», применяться должен тот нормативно-правовой акт, который принят позднее, если орган, принявший такой акт, специально уполномочен на правовое регулирование конкретной области общественных отношений. Иначе применению должен подлежать акт, принятый более ранней датой.

 

Под неустранимой неясностью, на наш взгляд, следует понимать наличие в нормативно-правовом акте (или в совокупности двух и более нормативно-правовых актов) положений, буквальное толкование которых не позволяет субъекту предпринимательства  однозначно определить предписываемое таким актом поведение, за исключением случаев, когда субъект предпринимательства не обращался за получением официального толкования таких положений в соответствии с частями второй и третьей статьи 43 Закона N 160-II либо когда такой субъект получил официальное толкование неясных положений, внесшее ясность в предписываемое нормативно-правовым актом поведение (проще говоря, когда орган, осуществивший разъяснение, по запросу предпринимателя что-то подтверждает, тем самым что-то опровергая, или наоборот). В случае с неустранимой неясностью презумпция правоты предпринимателя, на наш взгляд, должна срабатывать только тогда, когда будет подтверждено документально, что субъект предпринимательства в разумный срок (а хорошо бы его тоже регламентировать) добросовестно, как минимум единожды предпринял меры для получения соответствующих разъяснений от уполномоченных на то органов.

 

В связи со сказанным случаи, когда на соответствующие запросы, совершаемые субъектами предпринимательства и их представителями, поступают неконкретные  ответы (типа повторения в ответе того самого текста из документа, который как раз и вызывает вопросы предпринимателя, без каких-либо пояснений по существу вопроса), также должны будут признаваться неустранимыми неясностями законодательства вплоть до внесения конкретизирующих изменений и дополнений в нормативно-правовые акты.

 

Представляется, что при детальном однозначном законодательном толковании указанных терминов возможности как контролирующих органов, так и субъектов предпринимательства в деле по «перетягиванию одеяла на себя» существенным образом поиссякнут: процесс доказывания факта наличия неустранимых противоречий сведется до минимума. Так, например, есть документ, свидетельствующий о подаче запроса в налоговую? Дан ли на запрос ответ, основан ли этот ответ на положениях действующего нормативного акта или отвечающий пытается «дополнить» акт собственными представлениями? Если конкретно и однозначно, оперируя только положениями акта, отвечающий не может разъяснить суть предпринимателю, тогда, уважаемые, извините – в акте неустранимая неясность. С противоречиями дело обстояло бы еще проще: читай Закон

N 160-II и отталкивайся от дефиниций к комментируемым терминам.

 

Иными словами, формулировка разъяснений к терминам должна исключать «поле для маневров», тогда факт наличия или отсутствия неустранимых неясностей и противоречий будет очевиден и проверяющим, и проверяемым.

 

 

Очевидное и невероятное

 

Оспаривать очевидное не станет ни один уважающий себя проверяющий, который, кстати сказать, тоже человек, а значит, тоже, как и все мы, не любит получать нагоняй от начальства. А он его непременно получит, если в суде позиция контролирующего органа развалится как карточный домик. Поэтому до суда такие дела при регламентации детально проработанных норм-дефиниций, скорее всего, не дойдут. Другое дело, глупо надеяться, что проверяющие так быстро уступят: практика свидетельствует, что такие лица отнюдь не из числа робкого десятка, а личности характерные. Вот здесь, коллеги, и следует показать весь свой профессионализм и убедить проверяющего в уязвимости его позиции. Кому, как не нам с вами, знать, что это хоть и достаточно сложно, но возможно. И ничего такого в том, что законы принимаются Парламентом, а соглашаются с наличием в них некоторых неустранимых противоречий и неясностей органы государственного управления, нет: система сдержек и противовесов так и работает. Да и потом, возвращаясь к «нагоняю», своя рубашка ближе к телу… хотя есть еще и «честь мундира».

 

В худшем случае, если позиция должностного лица контролирующего органа в силу разных объективных и субъективных причин остается неизменной, тогда, конечно, – в суд.

 

Нельзя спорить с очевидной необходимостью дальнейшего совершенствования судебной системы. Но что касается различных досудебных, внесудебных специальных органов, они могут оказаться очень малоэффективны.

 

Вот, к примеру, в структуре Министерства юстиции есть Управление по защите прав предпринимателей с соответствующими отделами по регионам3. Только ведь оно не всесильно. Нередко на запросы предпринимателей по разъяснению положений некоторых нормативно-правовых актов, кстати сказать, Министерством юстиции и зарегистрированных, Управление, ссылаясь на Конституцию, отсылает предпринимателей в Конституционный суд. С одной стороны-то правильно: толкование положениям закона дает Конституционный суд, но, с другой стороны, в функциях Управления – оказание поддержки субъектам предпринимательства, обеспечение их надежной защиты, «глубокое изучение проблем и выработки предложений по совершенствованию законодательных и нормативно-правовых актов» и т.д.?  Предприниматель же обратиться в Конституционный суд, конечно, может, да ведь сам он свой вопрос на рассмотрение Конституционного суда не вынесет – не предоставлено ему такого права4. Да и главное, не толкование же тех или иных положений закона в конечном итоге заботит предпринимателя, а защита его законных прав и интересов в конкретной ситуации. Конституционный суд такой защитой не занимается. 

 

Государственный налоговый комитет в своей структуре имеет экспертный совет, задачами которого являются в том числе и «рассмотрение наиболее сложных и спорных вопросов, возникающих между налогоплательщиками и налоговыми органами в процессе практического применения нормативных актов по налоговому законодательству и законодательству по валютному регулированию.., принятие объективных решений по ним»5. При этом ведь приоритетным направлением деятельности налоговых органов во всех странах мира без исключения является пополнение государственного бюджета... Можно себе представить, каких усилий при таких разновекторных задачах требует принятие экспертным советом ГНК взвешенных решений. Честь и хвала экспертному совету, что это вообще удается, но общей характеристики ситуации это не меняет.

 

Создать экспертный совет можно и в структуре Государственного комитета по приватизации, демонополизации и развитию конкуренции, который, согласно абзацу двенадцатому подпункта «г» пункта 9 Положения о Государственном комитете Республики Узбекистан по приватизации, демонополизации и развитию конкуренции6, обязан обеспечить защиту хозяйствующих субъектов от незаконных решений государственных органов. Однако, по нашему глубокому убеждению, и в этом случае получение желаемого результата затруднено рядом обстоятельств. Во-первых, как и в двух предыдущих ситуациях, указанный Комитет нагружен множеством различных (порой даже «конфликтующих» между собой) функций, включая, с одной стороны, защиту интересов предпринимателей, а с другой – контроль за их деятельностью. Во-вторых, между данным ведомством и другими министерствами и ведомствами нет отношений соподчиненности, поэтому едва ли, к примеру, ГНК будет всегда следовать решению, принятому экспертным советом при Госкомконкуренции  (или при Министерстве юстиции, например).

 

Будучи же совершенно независимыми, то есть не находящимися в структуре какого-либо государственного органа, подобные экспертные советы предпринимателю принесут еще меньше пользы.

 

На сегодняшний день предприниматель может обратиться в Торгово-промышленную палату Узбекистана, задачами которой с декабря 2004 года являются представление и защита интересов предпринимателей, в том числе в отношениях с органами государственного управления, а также в суде7. Возможно, кто-то из предпринимателей нашел здесь существенную поддержку… Однако очевидно, что данного ресурса для удовлетворения потребностей всего предпринимательского сообщества недостаточно.

 

В связи со сказанным обращаем внимание еще на один, быть может, кардинальный вариант решения проблемы.

 

Быть может, учитывая опыт ряда зарубежных стран, стоит подумать о создании института Омбудсмана по правам предпринимателей, который бы стоял «на страже» соблюдения прав и защиты законных интересов предпринимателей в отношениях с органами государственного управления, в том числе обеспечивая и оперативную выработку экспертных оценок по вопросам, связанным с применением неясных и противоречивых норм в законодательстве в сфере предпринимательской деятельности. Предоставить такому Уполномоченному по правам предпринимателей право внесения вопросов на рассмотрение Конституционного суда, право подачи обращений в органы государственного управления для получения разъяснений в интересах конкретных субъектов предпринимательства, а также «снабдить иными железными доспехами» для эффективной защиты их (субъектов предпринимательства) интересов.  Самое главное при этом, что деятельность данного института по защите прав предпринимателей должна быть ОСНОВНОЙ!

 

 

Что еще мог бы  предлагаемый уполномоченный по правам предпринимателей

 

Проблемы предпринимательства одними «неяснос­тями и противоречиями», увы, не ограничиваются. Президент в своем Указе «О мерах по дальнейшему кардинальному улучшению деловой среды и предоставлению большей свободы предпринимательству» от 18.07.2012 г. N УП-4455 отмечал, что «все еще не устранена излишняя регламентация предпринимательской деятельности, в отраслях и секторах экономики продолжают действовать громоздкие, затратные, непрозрачные административные про­цедуры, не изжиты бюрократические барьеры и препоны» и т.д. Полномочия исполнительных органов по обеспечению соблюдения интересов субъектов предпринимательства в зависимости от сферы их деятельности рассредоточены по разным министерствам и ведомствам, по определению имеющим разные с предпринимателями интересы. А вот органа, осуществляющего их общую координацию (мониторинг за исполнением), нет.

 

В связи со сказанным (да и поскольку создавать целый институт или ряд раздробленных экспертных советов без общей координации ради решения частных и узких задач неэффективно), быть может, было бы целесообразно отнести к функциям предлагаемого Уполномоченного по правам предпринимателей и право осуществлять мониторинг деятельности всех органов государственного управления в части, связанной с защитой ими прав и интересов предпринимателей (в том числе в рамках осуществления ими экспортно-импортных операций, инвес­тиционной деятельности в целом, защиты частной собственности, внешних заимствований, соблюдения гарантий, предоставленных субъектам малого предпринимательства в части государственных закупок, в рамках банковского законодательства и т.д.), направлять в госорганы представления и конт­ролировать реагирование, вносить предложения с целью совершенствования законодательства в сфере предпринимательской деятельности и т.д. Если в целом идея будет принята, функции Уполномоченного в дальнейшем можно будет уточнять и детализировать.

 

Сейчас же хотели бы предложить на обсуждение следующее: возможно, в целях обеспечения максимальной эффективности институт Уполномоченного по правам предпринимателей целесообразнее «учредить» при Президенте Республики Узбекистан, который, согласно статье 93 Конституции, является гарантом соблюдения прав и свобод граждан, Конституции и законов республики. Вероятно, кто-то сочтет, что логичнее и привычнее было бы, если б данный орган с учетом принципа разделения властей находился в структуре Парламента (как и Уполномоченный по правам человека). Однако если Уполномоченный по правам предпринимателей, наделенный правом инициировать выявление неясностей и противоречий в законодательстве, будет из числа законодателей, мы опять столкнемся с неким внутренним противоречием интересов. Хотя, справедливости ради, надо признать, что именно  законодатель, опередив инициативы со стороны бизнес-сообщества, еще в 2008 году в статье 11 НК предоставил нам очень серьезный инструмент, активизацию использования которого мы сейчас широко обсуждаем. Именно для обсуждения авторы этой статьи предлагают свои идеи, не претендуя на их исключительность и бесспорность.

 

Олег ДАМИНОВ,

управляющий партнер,

Екатерина АДЕЕВА,

юрисконсульт

аудиторско-консалтинговой

 группы компаний

«BAKER TILLY UZBEKISTAN».

 

 

-------------------------------------------------------------------

1От 14.12.2000 г. N 160-II, в  редакции Закона от 24.12.2012 г. N ЗРУ-342.

2От 25.05.2000 г. N 69-II, в редакции Закона от 2.05.2012 г. N ЗРУ-328.

3Постановление КМ «Об активизации деятельности Республиканского координационного совета по стимулированию развития малого и частного предпринимательства» от 17.02.2000 г. N 57.

4Закон РУз от 30.08.1995 г. N 103-I.

5Абзац третий пункта 4 Положения об экспертном совете при Государственном налоговом комитете Республики Узбекистан, утвержденного Постановлением КМ от 12.01.1998 г. N 14.

6Утверждено Постановлением КМ  от 30.12.2012 г. N 374.

7Абзац седьмой части первой статьи 4 Закона «О Торгово-промышленной палате Республики Узбекистан» от 3.12.2004 г.

N 712-II.

 

 

Обсуждение этой темы также продолжается в НТВ N 25

 


Также см. по теме:

Неясность – вот беда! Ну наконец-то ясно, что нам тут все не ясно…

«Неясность – вот беда! Ну наконец-то ясно, что нам тут все не ясно…»

Безвыходных ситуаций быть не должно!

Неясность – вот беда! 

 

 


 

Прочитано: 11855 раз(а)

Комментарии к статье (10)

2013-08-01 18:37:41, Гость_Алексей_Ниязметов, Юрист:
Иходя из точки зрения, изложенной мной в комментарии к статье о неясности принципов налогового законодательства, заключающейся в том, что проблема не самой норме, а в ее применении и толковании, полагаю, что подобный орган в виде Уполномоченного по правам предпринимателей может существовать как при Олий Мажлисе, так и при Президенте: здесь нет принципиальной разницы. Однако, на мой взгляд, самый главный вопрос в том, насколько реально будут функционировать предоставленные ему инструменты и насколько компетентен и полномочен он будет в решении возложенных на него задач.
2013-08-01 21:33:14, Гость_Камол Музаффаров, юрист:
Целиком солидарен с коллегой А.Ниязметовым, заметившим ранее, что проблема не в самой норме, а в её применении и толковании,  а ныне обращающим наше внимание на то, что самый главный вопрос в том, насколько реально будут функционировать предоставленные Уполномоченному по правам предпринимателей инструменты и насколько компетентен и полномочен он будет в решении возложенных на него задач. От себя добавлю, что не хотелось, что какое-то новое учреждаемое должностное лицо, у которого, как у Уполномоченного по правам человека, сначала может появиться, а затем расшириться целый аппарат, содержалось за счёт нас, налогоплательщиков, тогда как проку-то от него (с его аппаратом) и не будет или он будет неоправданно минимальный.
2013-08-02 18:18:09, Гость_:
Эффективность подобного института во многом будет зависеть от активности и поддержки предпринимательского и экспертного сообщества! Если будет пассивная позиция "а ля" - посмотрим что из этого получится, то , конечно, будет очередной бюрократический аппарат. Само обсуждение создания подобного института или отсутствие такового уже может являться индикатором "зрелости" и готовы ли заинтересованные лица сами активно включаться в эту большую и сложную работу, где необходимо будет вести конструктивный и цивилизованный, а также грамотный диалог со всеми, включая госорганы, то есть совместно находить эффективные решения! Или дело ограничивается, как часто это бывает, самопиаром, необходимостью решить свои узкие профессиональные задачи или конкретные спорные вопросы, ну, и просто по общей формуле " а давайте пожалеем друг друга"! Кто не знает куда он плывет, для того нет попутного ветра!
2013-08-04 12:20:59, Гость_Анвар_тоже юрист:
Уважаемые коллеги, всецело разделяя ваше стремление выработать эффективный механизм разрешения споров с государственными органами в связи с наясностями и противоречиями в законодательстве, тем не менее, хочу обратить внимание на наличие такой возможности, не создавая новый институт. тем более, как отмечается в статье, созданный при гос.органе новый институт всегда будет находиться под влиянием этого органа. а предприсания/заключения такого института, созданного при другом гос.органе, не будет носить обязательный характер для другого государственного органа. далее, есть еще ряд нюансов, которые только на певый взгляд будут казаться разрешимыми.
 
Поэтому, хочется обратить внимание лиц, принимающих в нешей стране решения, на возможность реализцаии этой идеи в рамках существущих институтов, в частности в рамках судебной системы. Ведь суд как раз-таки и есть тот орган, который призван ставить все точки над i. Полагаю обеспечение безусловной независимости и повышение материальной обеспеченности судей, а также назначение на должность судей только и только квалифицированных юристов должны стать рашением поднимаемого вопроса.
 
Без решения вопроса квалификации судей и обеспечения их беспристрасности, все что будет предпринято за рамками судебной системы не приведут к должному результату, т.к. любой документы не имеет для суда заранее установленной доказательственной силой. Иными словами, пусть будет супер самостоятельный институт по защите прав предпринимателей, где будут работать самые опытные и образованные специалисты, суд все равно решает все. а от того как суд решает зависит все.
2013-08-04 17:18:53, Гость_:
В любой системе элементы в определенной степени зависят друг от друга и не могут быть абсолютно самостоятельны! Поэтому, как понимается из статьи, важно создавать баланс сдержек и противовесов. Независимый и объективный суд - очень и очень важно, но судебный процесс также имеет во всем мире ряд недостатков: длительные сроки, значительные издержки, в том числе на пошлины и юристов, репутационные потери(которые для крупных бизнес-структур категорически не приемлемы!) и т.д.
   А вот, если рассмотреть ситуацию, когда существует более 40 контролирующих органов в рамках предпринимательской деятельности и предпринимателю важна любая квалифицированная поддержка в лице  профессиональных объединений(роль которых явно не достаточна), ТПП и других негосударственных организаций, а также экспертных советов при ведомствах! В настоящее же время речь идет не только о защите препринимателей от неясностей и противоречий- они есть в законодательстве любых стран! Важно уже сейчас активно действовать в совершенствовании бизнес-процессов и повышении глобальной конкурентоспособности, производительности, а также обеспечении комфортной бизнес-среды сообща: государственным органам, предпринимателям и экспертам.
И в этом тоже может быть важна роль Уполномоченного по правам предпринимателей!
2013-08-05 11:37:04, Гость_А.А.Мухамедбаев:
Актуальность темы не требует дополнительных комментариев!
И очевидно, необходимо что-то предпринять. Но, что?!
На мой взгляд, каждому из нас следует исходить из аксиомы, что все нормы, правовые механизмы, контролирующие органы и предприниматели обязаны служить на благо нашего общества. И в этом наша общая цель, и каждый обязан выполнять возложенную на него обязанность.
Я склоняюсь  к мнению, что неясностей и противоречий в нормативных актах гораздо меньше, чем в них определены механизмы защиты прав, в частности  интересов  налогоплательщиков.
В действующем Налоговом кодексе Республики Узбекистан достаточно подробно описано действия той или иной стороны как в начислении и уплаты платежей в бюджет, так и в спорных ситуациях, возникающих по результатам налоговых проверок. Декларирован принцип презумпции правоты налогоплательщика.
Нормативными актами четко определено, что акт налоговой проверки не является документом, ущемляющим права и интересы налогоплательщика, и что этот документ является отражением субъективных видений должностного лица об исследованной им ситуации.
Согласно норме, только руководителю и его заместителям налоговых органов дано право принимать «судьбоносное» решение. Причем, им вменено в обязанность всестороннего изучения доводов ревизора и налогоплательщика.
Теоритически, налогоплательщику созданы все условия в полной мере реализовать свое право на защиту – обжалование решения в вышестоящей инстанции либо в суде.
А на практике… На практике мы имеем решение госоргана, проект которого составлен инспектором участвовавшим в проверке и прямо заинтересованным в исходе дела…
Обжалование решения в вышестоящем органе, в абсолютном большинстве из случаев так же не приносит желаемого результата.
А дальше… А дальше в суд. Процессуальное законодательство, равно как и налоговое, заведомо содержит право на ошибку лиц принимающих решение.
Достойно внимания мысль об учреждении Омбудсмана по правам предпринимателей. Но давайте посмотрим на обратную сторону этой медали.
В момент, когда государство повсеместно и планомерно передаёт свои некоторые управленческие функции обществу, мы ратуем об учреждении ещё одного чиновничьего института. Тем самым, общество еще раз подчеркивает о преждевременности возложения на него такого рода бремени, либо не верит в исход благого начинания.
А может быть,  следует добиться истинной открытости государственных органов, вменение им  в обязанность публиковать все принимаемые ими решения (хотя бы на официальных сайтах), особенно тех, в отношении которых идет спор. Дать возможность высказаться по этому поводу, как налогоплательщику, так и другим специалистам-экспертам.
Опубликование вступивших в силу своих решений хозяйственными судами на сайтах и их открытое обсуждение могло бы дать «конструктивное зерно» для их пересмотра в кассационном и надзорном порядках.
Одним словом, вместо того, чтоб учреждать заранее неэффективные институты, считаю необходимым активизироваться самому бизнес сообществу и обществу в целом.  Обсуждение принятых решений на страницах средств массовой информации непременно озадачит лиц,  принимающих эти решения, призовёт их  к объективности и стремлению повышения качества налогового и судебного администрирования.
 
Абдугани Мухамедбаев – эксперт по предпринимательскому (хозяйственному) праву, Директор Центра изучения проблем бизнеса и инвестиций «BIMO’M».
2013-08-12 10:29:03, Гость_эксперт:
1. Уважаемые коллеги, приведенная попытка решения вопроса об определении терминов "неустранимые противоречия" и "неустранимые неясности", мне кажется, довольно успешная, учитывая, что обговариваются практически все необходимые условия. При этом, не соглашусь лишь с объяснением слов "НЕустранимые/устранимые". На мой взгляд, законодатель, вводя данную норму, хотел лишь усилить акцент, ее звучание, и только. Но на практике, такие вариации в отношении нормативно-правовых актов (НПА) могут привести к таким обстоятельствам когда будут иметься "полу-устранимые", "частично неустранимые" и т.п. отсюда и применение соответствующего принципа о приоритете прав. Считаю, что противоречие либо неясность в нормативно-правовом акте либо есть, либо его нет, а устранимые и неустранимые это уже оттенки, полемика и т.п. Если в законотворчестве оперировать понятием "действие нормативно-правового акта во времени, пространстве и кругу лиц", то ответ можно найти в части применения установленных НПА нормативных предписаний к отношениям, возникшим до его вступления в силу. Если следовать, не используемой у нас, практике применения прецедентов, то в каждом конкретном случае противоречие/неясность может быть неустранимым или устранимым и т.п. В этой связи, еще раз повторю, что любое противоречие/неясность в НПА является устранимым. Иначе, необходимо следовать объяснению, представленному в данной статье, где неустранимыми считаются противоречия, содержащиеся в одном НПА. Но можно постараться привести примеры, когда применение статьи 16 Закона N 160-II, также не будет срабатывать, т.к. функции, полномочия и компетенция (отнесение вопроса в ведение госоргана) по определенной сфере могут содержаться (иметься) у различных государственных органов. Но здесь, думаю мы уже выходим за рамки данной статьи, что требует проведения административной реформы, к которой, по сути, относится и предложения создания дополнительного органа - Уполномоченного по правам предпринимателей.
2. Предложение создать такой орган (Уполномоченного по правам предпринимателей) уже не раз вносился на рассмотрение, в рамках проводимых в республике административных реформ. В частности, в свое время, когда готовился соответствующий проект решения главы государства, я предлагал создать Агентство по делам малого бизнеса (АМБ), который по статусу будет органом государственного управления, полностью отвечающего за все соответствующие направления поддержки и развития малого бизнеса и частного предпринимательства, основными задачами которого предлагалось определить оказание поддержки бизнесу на правительственном уровне.Дискуссии о том, что данный орган излишний и т.п., на мой взгляд имею не столь принципиальное значение, т.к. он не будет обременительным для субъектом МСБ, а главный принцип его эффективности, в наших условиях, думаю это, назначение надлежащего руководителя, с которым будут считаться.
3. Также, я предлагал по опыту зарубежных стран осуществить разработку и принятие отдельного Закона по обеспечению справедливой правоприменительной практике в отношении малого бизнеса, предусмотрев нормы, согласно которым:
- республиканские органы государственного управления должны осуществлять политику или разрабатывать программы по сокращению штрафов за нарушения регулятивных требований малыми предприятиями;
- руководитель АМБ назначает омбудсмена, уполномоченного принимать жалобы малых предприятий и проводить свои расследования по данным жалобам;
- руководитель АМБ назначает региональные советы по обеспечению справедливой правоприменительной практики в отношении малого бизнеса, которые будут действовать в регионах республики. Данные советы будут рассматривать соответствие законодательства и правоприменения в отношении жалоб субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства, и вносить руководителю АМБ и руководителям республиканских органов государственного управления предложения по внесению изменений в регулирующие законодательные акты в целях облегчения деятельности для малого бизнеса. Также данные советы будут обеспечивать на государственном уровне прозрачность и общедоступность законодательных и нормативных актов.
Здесь, разумеется необходимо подчеркнуть разницу между Торгово-промышленной палатой, являющейся негосударственной организацией, и вышеуказанным предлагаемым государственным органом.
2013-08-12 14:48:52, Гость_:
Предлагаю не оставлять без внимания средний и крупный бизнес, ведь в условиях динамично реформируемой экономики и возможных "нестыковок" в законодательстве им приходится не менее сложно, а то и посерьезнее последстивия!
2014-05-03 16:44:19, Гость_Azam:
Касательно статьи 11 НК РУз.
Я не вижу никаких проблем в применении понятия "неустранимые противоречия и неясности налогового законодательства". Понятно же, что имеются в виду противоречия и неясности, споры по которым невозможно решить на основании существующих актов законодательства. Я сам участвовал в разработке действующей редакции НК и, как юрист, занимался именно общей частью кодекса, в том числе и статьей 11. Прежде чем использовать именно эти слова все привлеченные к разработке кодекса эксперты подолгу обсуждали все понятия. А экспертов - юристов, финансистов, налоговиков было человек 12 не меньше. И еще, на эту тему есть Постановление Пленума Высшего Хозяйственного суда РУз от 18.06.2010г. №210, которое разъясняет судам, что статья 11 НК РУз применяется во-первых, когда противоречия и неясности имеются только в налоговом законодательстве; во-вторых, когда соотношение актов законодательства нельзя устранить на основании установленных в статье 16 Закона Республики Узбекистан "О нормативно-правовых актах" положений. И всё!
Касательно образования органа "Уполномоченный по правам предпринимателей" или еще какого-либо органа. Я уверен, что не надо создавать никаких органов по защите прав предпринимателей, хорошо бы добиться достаточного эффекта от существующих. Это раз. Во-вторых, самый дешевый и действенный способ защиты прав предпринимателей это добиться реальной и достаточной независимости судей. Тогда сами адвокаты без помощи каких-либо там "уполномоченных"  через суд лучше чем любой госорган смогут добиться зашиты интересов предпринимателей. И в отличие от госорганов адвокат при этом не будет думать об ущербе например в госбюджет (когда спор касается неуплаты платежей в бюджет или возврата уплаченных) или еще о каких-либо косвенных моментах, с которыми госоргану так или иначе придется считаться.
2014-05-03 20:56:31, Гость_:
А были случаи, когда судья вынес определение применив статью 11 НК, в интересах налогоплательщика, тогда уж можно сказать, что никаких проблем.
И когда СМИ будут исполнять Указ Президента - публиковать решения и определения хоз.судов?

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 01.06.2018г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 71) 200-00-90. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
© ООО «NORMA», 2007-2018 г. Все права защищены.
18+   Яндекс.Метрика