Norma.uz
Газета НТВ / 2018 год / № 14 / Приоритеты

Что думают и говорят о налоговой реформе

 

Лидия Степанова, эксперт по налогообложению персонала, финансовый директор организации налоговых консультантов «Rastax Group»:

 

– Чего вы ждете от новой редакции Налогового кодекса?

– Думаю, как и большинство жителей нашей страны, – каких-то глобальных изменений и устранения тех аспектов, которые не работали. Или работали плохо, препятствуя развитию предпринимательства, включая существенное налоговое бремя, особенно по оплате труда. Я убеждена, что коренной пересмотр действующей системы налогообложения даст свои положительные результаты сразу, уже в первые годы внедрения изменений.

– Что вы думаете о налоговых льготах, которые предоставляются все большему числу хозсубъектов?

– Предоставление льгот в нашей стране сопоставимо с мировой практикой и обосновано стратегией развития на ближайшие годы. К примеру, недавно работники предприятий и организаций республики получили льготы по налогу на доходы физических лиц на турпоездки, совершаемые внутри страны. Известно, что Узбекистан славится своим культурным наследием. Его популяризация, вероятно, повысит гражданскую ответственность и патриотизм, а коммуникации между регионами могут стать благодатной почвой для возникновения новых возможностей и перспектив.

– Должны ли льготы быть целевыми?

– Учитывая, что основанием для предоставления льгот служат социальные, стратегические или политические факторы, целесообразно вести учет направлений, куда используются эти средства, контролировать и проводить качественный анализ. В масштабах государства каждая льгота – это госсубсидия, выделяемая с определенной целью. Ее результат и экономическая обоснованность должны быть тщательно просчитаны и оценены.

Исходя из этого, так или иначе, все льготы носят целевой характер. Несмотря на то что во многих случаях с получателей льгот сняты обязательства отчитываться по результатам их использования, такие льготы на практике именуются «нецелевыми» и у них обозначена ясная цель их предоставления.

– Одно из возможных направлений налоговой реформы – распространение НДС на все юридические лица и ИП с большими оборотами. Каковы плюсы и минусы этого нововведения?

– Лично я вижу только плюсы. НДС – косвенный налог, при котором каждое звено цепочки уплачивает процент от добавленной стоимости (в большинстве своем, это суммы зарплаты работников и получаемой прибыли). НДС всегда уплачивает покупатель, поэтому по остальным частям расходов налог берется в зачет (то есть уплаченная поставщику сумма НДС уменьшает собственные обязательства перед бюджетом). Поэтому у НДС есть очевидное логическое требование – чтобы эта самая цепочка не прерывалась. Как показывает практика, в нынешних условиях специализации и кооперации производства, наличие специальных режимов налогообложения и льгот по НДС приводит к искажению сущности этого налога. Как следствие – возникают проблемы:

  • разрывы цепочки НДС, что приводит к изменению сущности НДС и превращению его в налог с оборота;
  • негативное влияние на цено­образование (рост цен) в связи с каскадным увеличением издержек производства и распределения;
  • снижение экономической эффективности хозсубъекта (снижение нормы прибыли и рентабельности);
  • неравномерное и избыточное налоговое бремя, нарушающее принцип справедливости налогообложения;
  • возможное уклонение от налогообложения путем совершения оборотов через фирмы, освобожденные от НДС;
  • уменьшение покупательского спроса;
  • снижение конкурентоспособности продукции отдельных субъектов упрощенной системы налогообложения;
  • падение деловой и инвестиционной активности;
  • сокращение фактических поступлений налоговых платежей.

Расширение круга плательщиков НДС, включая ИП, однозначно решит указанные выше проблемы. Правда, сначала возможно недопонимание бизнес-субъектами важнос­ти этого решения, так как предпринимателям придется проводить не привычные для них операции и расчеты.

Второй, не совсем положительный, момент введения НДС – это снижение рентабельности предприятий сферы услуг, поскольку сумма зачета НДС в их случае несущественна.

В-третьих, введение НДС усложнит налогообложение малым предприятиям и ИП, у которых зачастую официально отсутствует бухгалтер для расчета и заполнения форм НДС.

В настоящее время НДС ввели уже свыше 160 стран мира. В большинстве из них ставки установлены на близком нам уровне 15–22 %.

– Что надо изменить в налого­обложении ИП? Как разделить их на действительно «микро» бизнес и тех, кто совершает многомиллиардные сделки и уходит от налогов?

– Сейчас перечень видов деятельности, которыми могут заниматься индивидуальные предприниматели, ограничен. И по своей сути все эти операции – «микро» бизнес с небольшим объемом выручки. Порой на практике обороты отдельных ИП суммарно выше товарооборота оптовых фирм. Но при этом ИП уплачивают значительно меньшие суммы в бюджет страны. Этот факт доказывает несовершенство законодательства и наличие в нем пробелов, высокую налоговую нагрузку, от которой желают уйти предприниматели, открывая ИП вместо юрлица.

Если в результате налоговой реформы существующая разница в налогообложении такого рода операций будет устранена и ИП наравне с юрлицами будут уплачивать сопоставимые налоги, то желание и возможности ухода от налогообложения существенно снизятся или вовсе исчезнут.

– Как вы отнесетесь к варианту обложения НДФЛ доходов работников по плоской шкале? Является ли плоская шкала справедливой?

– Проблема давящего налогового бремени на бизнес в части налогов с оплаты труда – вовсе не в отсутствии плоской шкалы НДФЛ. Поэтому сказать, что плоская шкала однозначно более справедлива, нежели прогрессивная, – я не берусь. Можно четко обозначить пункты, на которых следует сфокусировать свое внимание законодателю:

1) cохранение и увеличение необлагаемого минимума. Многие получают минимальные оклады, которые, откровенно говоря, даже ниже «прожиточного минимума», поэтому по экономическим соображениям они не должны облагаться налогами;

2) при налогообложении доходов физлиц необходимо учитывать весь комплекс так называемых «зарплатных налогов», куда, помимо НДФЛ, входят еще обязательные взносы в Пенсионный фонд (8 %) и ЕСП (15 % / 25 %). Льготы, предусмотренные для НДФЛ (ст. ст. 179–180 НК), целесообразно распространить также комплексно. И предусмотреть единую ставку для всех 3 налогов. А вот какую: плоскую, регрессивную или прогрессивную – нужно рассчитать, основываясь на статистических данных, сформированных по множеству значимых показателей.

– С какой периодичностью бизнес должен сдавать отчеты по налогам в ГНИ?

– На самом деле, оценить периодичность представления налоговой отчетности без учета количества и сложности форм расчетов невозможно. Даже у неопытного бухгалтера время на заполнение и представление простого ежемесячного отчета займет не более 6 часов в год. Если же число уплачиваемых налогов растет и логическая взаимосвязь в отчетах усложняется, то и время, необходимое для создания корректного расчета, увеличивается в геометрической прогрессии. Первое, о чем необходимо подумать, когда речь идет об отчетности, – это количество налогов (для примера – в Грузии их 5) и сложность заполнения их форм. Налоговая система должна помогать налогоплательщикам предотвращать правонарушения, а не являться их катализатором. Если 2 этих фактора будут эффективно учтены, то вопрос периодичности станет менее существенным, чем сегодня.

– Что еще вы бы предложили по реформированию налоговой системы?

– Концептуально реформирование налоговой системы должно обес­печить:

1) снижение налогового давления и увеличение объема собственных оборотных средств предприятий;

2) создание стимулов к работе, инвестициям, инновациям, к принятию деловых рисков, подталкивающих к существенному расширению национального производства и повышению дохода;

3) одинаковые условия для всех видов бизнеса и всех налогоплательщиков, что является важным фактором здоровой конкуренции на рынке.

 

 

Олег ДАМИНОВ, председатель правления международной аудиторско-консалтинговой компании «Baker Tilly Tashkent»:

 

– Чего вы ждете от новой редакции Налогового кодекса?

– Целей может быть больше, но назову самые важные:

1) стимулирование инвестиционной деятельности. В том числе – создание более благоприятных условий для деятельности нерезидентов – иностранных компаний. Они используют разнообразные формы реализации инвестиционных проектов: постоянные учреждения, франчайзинг, концессии, совместная деятельность, открытие филиала, переработка давальческого сырья и др. Использование многих из них имеет массу сложностей и проблем – налоговых и не только;

2) стимулирование создания дополнительных рабочих мест в реальном секторе экономики и в сфере услуг, особенно в малом бизнесе;

3) снижение доли теневой экономики, которая, по признанию госрегуляторов, может достигать 50 %. Поощрение и стимулирование налогоплательщиков к легализации доходов;

4) внедрение современных подходов к налоговому администрированию.

– Что вы думаете о налоговых льготах, которые предоставляются все большему количеству хозсубъектов?

– Необходимо гибко и своевременно реагировать на турбулентность1 в различных сегментах экономики и волатильность2 всего рынка в связи с масштабными и очень значительными реформами Правительства Узбекистана. Эти процессы затрагивают конкретных людей и общество в целом – их доходы и благосостояние. В этих условиях целесообразно поддерживать отдельные отрасли и даже, возможно, крупные и средние предприятия, деятельность которых важна с точки зрения их выживания или, наоборот, форсированного развития. Речь идет, например, о легкой, горнодобывающей, элект­ротехнической и химической промышленности, IT-секторе и других стратегических отраслях. Поэтому предоставление налоговых льгот, а также различных преференций может быть объяснимо.

Важно изучать обоснованность индивидуальных льгот для отдельных компаний и дать критическую оценку их целевого использования. Выяснить, насколько достигнуты поставленные цели, какова их эффективность. Прежде чем предоставить подобную льготу конкретному проекту или отдельной компании, нужно рассчитать, что потеряет бюджет и что он получит в будущем.

В перспективе более эффективным является подход индустриально и информационно развитых стран мира. Их налоговые системы совершенствуются по принципу: «эффективнее низкие ставки налогов с умеренным перечнем налоговых льгот, чем высокие ставки с множеством исключений из общего правила». При этом важно учитывать состояние экономики, так как регулирование процессов в пост­индустриальных и развивающихся странах различно.

– Должны ли льготы носить целевой характер?

– Налоговые льготы предоставляются для решения множества задач – развитие экспортного потенциала, импортозамещения, форсированное развитие отраслей, в которых страна может иметь конкурентное преимущество, рост инноваций и малого бизнеса, инвестиционной активности, а также решение социальных проб­лем. Поэтому все льготы не могут быть целевыми. Это должно определяться приоритетами государства как проводника и гаранта интересов общества.

Один из возможных элементов налоговой реформы – распространение НДС на все юридические лица и ИП с большими оборотами. Каковы плюсы и минусы этой идеи?

– Целесообразно расширить перечень плательщиков НДС. Но важно делать это последовательно и очень аккуратно – «без неизбежных малых жертв во имя достижения великих целей». Иначе это негативно повлияет на малый бизнес, где уже имеются очень перспективные и энергичные компании на вырост, решаются проблемы занятости при быстро рас­тущем населении. По мере развития экономики, модернизации и автоматизации, проявления цифровой экономики и робототизации будет высвобождаться все больше трудоспособного населения. В сфере услуг будет создаваться все больше рабочих мест. А это не только привычные бытовые и иные услуги. Локомотив цифровой экономики – IT-консалтинг и разработка программного обеспечения, большие данные (технологии big data), искусственный интеллект – это тоже сфера услуг. Здесь практически нет материальных затрат, в отличие от традиционного производства. Компания – производитель интеллектуального продукта не будет иметь возможности принимать в зачет НДС. Поэтому если установить среднюю ставку НДС даже на уровне 7–8 % при одновременной уплате налога с оборота, то НДС фактически трансформируется в тот же единый налоговый платеж с выручки (оборота). Налоговая нагрузка, вместо снижения, увеличится в 2–3 раза, что вызовет прекращение деятельности большей части подобных предприятий и (или) уход их в «тень». Увеличить стоимость услуг в силу конкуренции, ограниченности платежеспособного спроса, неразвитости рынка не получится. Важно не поддаться искушению решить вопрос разрыва в налогообложении между малым и крупным бизнесом за счет увеличения нагрузки на «малышей» – они просто «спрыгнут с поезда».

Необходимо максимально далеко заглянуть в будущее и сформировать видение на долгосрочную перспективу, чтобы обеспечить ускоренные темпы экономического рос­та, глобальную конкурентоспособность страны, внедрение инноваций и осуществ­ление цифровой трансформации экономики.

Поэтому целесообразно установить порог годовой чистой выручки для малого бизнеса – юрлиц и ИП – в 500 тыс. долл. США. Установление порогового значения чистой выручки для признания плательщика НДС – общепринятая мировая практика. Если малое предприятие достигает этого порога, оно конкурентоспособно и доказало свою выживаемость, а не прекратило своего существования в первые же 2–3 года, то его можно переводить на уплату НДС по ставке не более 10–12 %. При этом можно предоставить право зачета ЕНП в полном объеме в случае превышения НДС к уплате в бюджет. Это позволит не повышать кратно налоговое бремя на малый бизнес и обеспечить в то же время непрерывность цепочки НДС.

Что надо изменить в налого­обложении ИП? Как разделить их на действительно «микро» бизнес и тех, кто совершает многомиллиардные сделки и уходит от налогов?

– Необходимо унифицировать подходы в налогообложении юридических лиц – малых предприятий и индивидуальных предпринимателей – физических лиц.

К примеру, индивидуальные предприниматели с годовой выручкой до 150 тыс. долл. продолжают уплачивать фиксированный налог. При этом можно разрешить им нанимать до 25 работников. Расширить перечень разрешенных видов деятельности, чтобы дать возможность максимально легализоваться всем.

Субъекты малого бизнеса с выручкой от 150 тыс. до 500 тыс. долл. США (в эквиваленте) уплачивают единый налоговый платеж (или налог на прибыль – если Узбекистан откажется от упрощенной системы налогообложения). При превышении указанного показателя выручки – применение НДС.

– Как вы отнесетесь к варианту обложения НДФЛ доходов работников по плоской шкале? Является ли она справедливой?

– Многое зависит от ставки налога, если мы намерены стимулировать выход зарплат из тени, особенно в торговле, общепите, строительстве и др. К примеру, плоская ставка налога выше 15 % будет неэффективной при сохранении отчислений на социальное страхование с физлиц (8 %) и ЕСП (15 и 25 %). Последние 2 платежа, связанные с пенсионным обеспечением, будет сложно значительно уменьшить, так как у Пенсионного фонда возникнет дефицит средств.

Однако мотивация к уплате НДФЛ по теневым доходам физлиц посредством усиления контроля и применения плоской шкалы не сработает. Важно усилить мотивацию самих людей и общества в целом зарабатывать больше. Поэтому целесообразно рассмотреть возможность применения регрессивной ставки. Определить желаемые целевые параметры дохода для «среднего класса». Их мы хотели бы достичь через 5–10 лет (к примеру, эквивалент от 500 долл. США или от 3,2 млн сум.). Если доходы выше данного уровня, то ставка налога с них может быть ниже – 10 или 12 %. И обязательно надо сказать людям: «Зарабатывайте больше, и сумма вашего налога будет существенно меньше. Как только вы достигнете престижного уровня «среднего класса», сумма экономии останется в ваших семьях». Классный стимул!

– Как часто бизнес должен сдавать отчеты по налогам в ГНИ?

– Уже в текущем году налоговые органы должны использовать автоматизированную систему по анализу рисков совершения налоговых правонарушений, чтобы обоснованно выбрать объекты налоговых проверок, и такие мероприятия, как учет и конт­роль фактического объема производства высоколиквидной продукции (УП-5116 от 18.07.2017 г.). Введена и новая форма налогового контроля – налоговый мониторинг. В его рамках будет проходить информационный взаимообмен между налоговыми органами и добросовестными налогоплательщиками. Налогоплательщики могут применить данную систему в случае реализации товаров (работ, услуг) на сумму более 70 000 МРЗП. Поэтому для крупного бизнеса представление отчетов можно сделать ежеквартальным.

Что же касается малого бизнеса, то его налоговая отчетность должна формироваться 1 раз по итогам финансового года.

– Какие еще у вас есть предложения по реформированию налоговой системы?

– Снизить расходы бизнеса и государства на администрирование и контроль позволят унификация и сокращение количества налогов и обязательных платежей. К примеру, можно объединить налог на прибыль с налогом на сверхприбыль или подоходный налог со страховыми взносами с работников.

Целесообразно рассмотреть льготы для иностранных инвесторов на предмет их значения и обеспечения инвес­тиционной привлекательности. Ряд льгот можно отменить, а некоторые, наоборот, конкретизировать, наполнить реальным содержанием и обес­печить механизмом реализации.

Важно разработать практический способ и возможность применения нормы о презумпции правоты налогоплательщика в налоговых спорах (ст. 11 НК).

Следует рассмотреть возможность внедрения регрессивной ставки ЕСП, так как имеющиеся ставки дестимулируют бизнес выплачивать высокие официальные зарплаты. Например, определить ставку в 15 % по заработной плате в сумме до 15 МРЗП, а если зарплата выше, то ставка ЕСП будет 10 %.

Должен быть усовершенствован механизм расчетов налога на прибыль. Желательно стимулировать бизнес в части исключения из налогооблагаемой базы сумм ускоренной амортизации, урегулировать формирование резервов по сомнительным долгам и другие вопросы. Надо также исключить норму, когда налогом на прибыль облагается отрицательная разница между ценой реализации и себестоимостью.

Кроме того, предлагается урегулировать налогообложение постоянных учреждений иностранных компаний. Возможно, разработать и принять специальный акт законодательства о создании и функционировании ПУ.

В целом очень важно последовательно снижать налоговую нагрузку на бизнес, которая является достаточно высокой, и внедрять механизмы стимулирования роста инвестиций и повышения внутреннего спроса. Это будет увеличивать число налогоплательщиков и расширять налогооблагаемую базу. А самое главное – повышать уровень благосостояния людей через рост их персональных доходов, а также по мере увеличения возможностей бюджета финансировать развитие здравоохранения, образования, укрепление безопасности.

 НТВ

 


1Турбулентность обычно трактуют как неупорядоченное движение, для которого характерны быстрая смена рыночных тенденций и сильные колебания экономических показателей.

2Волатильность рынка – величина, характеризующая изменение цены.

Прочитано: 1308 раз(а)

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 01.06.2018г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 71) 200-00-90. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
© ООО «NORMA», 2007-2018 г. Все права защищены.
18+   Яндекс.Метрика