Norma.uz
Газета Норма / 2015 год / № 18 / Записки эксперта-криминалиста

И за балкон его бросает…

 

Будучи следователем, мне не раз приходилось разбираться с попытками убийства жён мужьями, выбросившими их с балконов собственных квартир. Помню случай, когда супруг выбросил свою половинку с четвертого этажа, но женщина осталась живой, хотя и получила серьезные телесные повреждения.

Такие преступления трудно доказать, ведь свидетелей, как правило, не бывает. В крайнем случае очевидцами являются малолетние дети, не способные давать показания о происшедшем. Обвинение по таким делам строится в основном на показаниях уцелевших потерпевших.

В моем деле жена сначала честно рассказала о случившемся. Но слегка оправившись и сообразив, что мужа посадят и она будет одна растить ребенка, супруга стала утверждать, что сама нечаянно упала с балкона. Единственным свидетелем был двухлетний сынишка. В итоге дело было прекращено…

А если не муж жену, а жена мужа выбрасывает?

 

Вот и у старого следователя Степана Петровича было необычное дело, о котором он не очень любит вспоминать. Ведь, будучи уверенным в виновности подозреваемой, он не смог доказать, что она выбросила мужа с балкона. А потому он считал это дело самым тяжелым провалом в своей долгой следственной практике.

 

Это произошло в семидесятых годах прошлого века. 50-летняя Татьяна Васильевна, работавшая главным бухгалтером на крупном предприятии, была несчастлива в личной жизни. Ее муж Антон Сергеевич страдал распространенной мужской болезнью – пил горькую.

Пока сын жил с ними, муж немного сдерживался. А когда тот женился и уехал с молодой женой в другой город, мужчина совсем съехал с катушек. Он пил практически ежедневно. А когда входил в запой, бедная Татьяна Васильевна, как говорится, искала пятый угол. Ведь он начинал придираться к жене, устраивал ей сцены ревности, пускал в ход кулаки. Поэтому Татьяна Васильевна уходила ночевать к подругам или убегала к соседке, чтобы крадучись вернуться домой, когда муж уснет.

Пока муж работал, было более-менее терпимо: порой его останавливала мысль о том, что завтра на работу. Но когда у него стали трястись руки, ослабела память, он иногда просто не в состоянии был идти на работу, его уволили за постоянные прогулы и ошибки. Вот тогда-то он к возвращению жены с работы успевал напиться до полного одурения.

Не имея своих доходов, стал таскать деньги из кошелька жены, а когда их не находил, уносил из дома разные вещи: транзистор, ковер, телевизор, верблюжье одеяло, шубу жены и много чего еще. Даже скромные украшения исчезли из шкатулки на туалетном столике Татьяны Васильевны. Ни упреки, ни ее слезы уже не помогали. Все чаще муж избивал ее.

В последние годы он стал ей совершенно чужим, и даже если бы они развелись, то жить-то все равно пришлось бы в одной квартире. Ведь их малогабаритную «двушку» на верхнем этаже панельной пятиэтажки разменять на 2 квартиры было почти невозможно. А главное – муж категорически отказывал ей в разводе. Да и перед сыном и родственниками было неудобно развестись после двадцати семи лет совместной жизни.

 

Все это следователь Степан Петрович выяснил при расследовании дела о гибели Антона Сергеевича. По показаниям Татьяны Васильевны, когда она в обычное время вернулась с работы, муж, как обычно, лежал на диване и смотрел телевизор, громко комментируя показываемое. Татьяна Васильевна пошла готовить ужин. Она старалась не слушать его ворчание, чтобы не раздражаться лишний раз.

Вдруг до нее донеслись громкие ругательства мужа и его шаги. Она подумала, что он подошел к телевизору, чтобы переключить канал. А вскоре услышала короткий вскрик, затем какие-то крики с улицы. Выбежав из кухни в гостиную, она не увидела мужа, не было его и в спальне. Выбежав на балкон, она увидела на асфальте распростертое тело мужа.

Она выскочила на улицу прямо в халатике и домашних тапках и бросилась к мужу, около которого толпились соседи. Кто-то из них уже позвонил в скорую помощь и милицию. Соседка с первого этажа увела плачущую Татьяну Василь­евну к себе и напоила валерьянкой. Подъехавшая бригада скорой помощи констатировала смерть Антона Сергеевича. Вскоре прибыла дежурная группа в составе следователя (им в тот день был именно Степан Петрович, которому затем и поручили расследование), оперативника и судмедэксперта.

 

Первичный осмотр показал, что у погибшего, кроме разбитой головы, других повреждений не было видно. Одежда тоже была цела. Следователь и оперативник опросили жену и соседей. Жена рассказала, что, находясь на кухне, не видела, но полагает, что муж сорвался с балкона, а зачем он туда пошел – она не знает. Соседи подтвердили, что услышали вскрик Антона Сергеевича и увидели, как он падает.

Поднявшись в квартиру, следователь и оперативник сразу почувствовали запах подгоревшей пищи – на плите дымилась сковорода. Очевидно было, что хозяйка выскочила, забыв выключить газ. В гос­тиной и спальне беспорядка не было. Экран включенного телевизора был покрыт рябью. На балконе следователь увидел, что наружная телевизионная антенна свисала вниз, ее стойка сломана. Рядом валялась табуретка. Похоже было, что хозяин встал на нее, чтобы исправить поломку, и, потеряв равновесие, упал вниз.

Вроде бы все было логично. Но у следователя оставалось подозрение: а не помогла ли жена ему упасть?

Судмедэкспертиза подтвердила, что причиной смерти была открытая черепно-мозговая травма, образованная в результате удара о твердую плоскость, которой могло быть асфальтовое покрытие. Других телесных повреждений у Антона Серге­евича не было. В его крови было найдено значительное количество алкоголя.

 

Казалось бы, все укладывалось в версию о несчастном случае. Но следователь решил выяснить причину поломки антенны. Изъяв ее в качестве вещественного доказательства, назначил криминалистичес­кую экспертизу, которая установила, что на стойке имелась трещина, возникшая из-за удара каким-то твердым предметом. Но она была относительно давняя – значительно загрязнена, металл в ней коррозирован. А далее в стойке имелся участок со свежим изломом. Очевидно, что сначала возникла эта давняя трещина, которая затем «проросла» дальше, возможно, под воздействием сильного ветра или чего-то иного.

Экспертиза не могла установить точной причины возникновения первичной трещины и определить, отчего произошел дополнительный излом, – стойку согнули то ли руками, то ли ветром. Особое подозрение у следователя вызвало отсутствие на ней чьих-либо отпечатков пальцев – ведь если Антон Сергеевич потянулся к антенне, то, падая, он должен был ухватиться на нее руками.

Но Татьяна Васильевна в своих показаниях не путалась, отвечала уверенно. На вопрос, почему на антенне нет следов рук мужа, она спокойно ответила, что тот мог просто не дотянуться до нее, ведь он был сильно пьян.

Возразить на это Степану Петровичу было нечего. Хотя он в то время был уверен, что Татьяна Петровна специально согнула стойку антенны, а когда пьяный муж, встав на табурет, потянулся к антенне, подтолкнула его. Но доказать это ему не удалось. Он признавался, что ему за долгие годы работы следователем удалось добиться признательных показаний множества разных преступников. А вот эта маленькая женщина устояла перед его напором.

Позднее Степан Петрович говорил, что, учитывая все обстоятельства жизни подозреваемой с мужем-пропойцей, с годами он стал меньше переживать из-за этой своей неудачи в расследовании такого необычного дела. Если Татьяна Васильевна в самом деле была виновата в гибели мужа, то частично в этом виноват он сам. И если ее не мучили угрызения совести, может быть, она остаток жизни прожила нормально. Я же думаю, что Татьяна Васильевна действительно не совершала того, в чем ее подозревал тогда еще очень молодой следователь Степан Петрович…

 

Ольга МАРШАНСКАЯ,

государственный судебный эксперт РЦСЭ

при Министерстве юстиции.

Прочитано: 1160 раз(а)

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 01.06.2018г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 78) 150-11-72. Call-центр:1172. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
© ООО «NORMA», 2007-2020 г. Все права защищены.
18+   Яндекс.Метрика