Norma.uz
Газета Норма / 2014 год / № 46 / Законодателю на заметку

Альтернативная энергетика: нужна концепция

 

Ровно год назад Узбекистан стал площадкой для проведения шестого заседания Азиатского форума солнечной энергии1. И что самое интересное, – проведение форумов солнечной энергетики, как таковых, в свое время было объявлено в рамках Азиатской инициативы солнечной энергии (ASEI), которая рассматривалась на 43 ежегодном заседании Совета управляющих АБР, прошедшем 1–4 мая 2010 года опять же в Ташкенте.

 

В минувшем 2013 году на базе НПО «Физика-Солнце» совместно с АБР в столице создан Международный институт солнечной энергии. Он должен стать региональным центром научно-экспериментальных исследований и создания перспективных технологий в этой сфере.

В Самаркандской области строится колоссальная солнечная фотоэлектрическая станция2 мощностью 100 МВт. Еще 6 регионов республики «зондируются» на предмет строительства подобных объектов.

В 2012 году введен в эксплуатацию Навоийский завод по производству технического кремния3 мощностью 12 тыс. тонн в год. На территории СИЗ «Ангрен» завершается строительство второго завода по производству кремния4 мощностью 5 тыс. тонн в год. В 2014 году на территории свободной индустриально-экономической зоны «Навои» инициировано производство фотоэлектрических панелей5 первоначальной мощностью 50 МВт, а в специальной индустриальной зоне «Джизак» – предприятие по выпуску солнечных тепловых коллекторов годовой мощностью 50 тысяч единиц. У республики – большие планы по массовому строительству энергоэффективных домов с внедрением технологий солнечной энергетики в сельской местности, оснащению солнечными коллекторами образовательных и медицинских учреждений.

По словам Президента Ислама Каримова, проблема использования солнечной энергии в Узбекистане устойчиво переходит из области научных изысканий и опытных разработок в сферу практического применения. Это означает, что республика накопила потенциал, достаточный для устойчивого перехода. И теперь, по идее, национальный бизнес должен на гребне этой высокой волны влиться во все соответствующие процессы и уже собственными силами развивать то, что делалось до сих пор главным образом с помощью зарубежных инвесторов. А вопрос конкурентоспособности «зеленых» киловаттов будет решен с помощью локализации. Но так ли это?

 

Локализация не сделает погоды…

 

Аббос АЛИМБАЕВ, председатель научно-технического совета Ассоциации предприятий альтернативных видов топлива и энергии:

 

– Альтернатива обходится недешево. Приходится импортировать большую часть комплектующих для фотоэлектрических систем – кремниевые панели-преобразователи, особое стекло, пленку, пластик, электронные блоки, транзисторы, аккумуляторы. Однако стоимость импорта в производственной себестоимости составляет всего лишь порядка 28%. Основную стоимость формируют материалы и комплектующие местного производства. Если к этому прибавить прочие издержки, включая амортизацию основных фондов и оборудования, заработную плату работников, ЕСП и ЕНП, плюс заложить какую-то минимальную рентабельность, то получается, что отпускная цена 1-киловаттной «зеленой» фотоустановки составляет ни много ни мало 16 млн сумов. А с учетом подключения конечного потребителя к установке и прочих сопутствующих работ – и все 18–20 млн, в зависимости от того, где находится ваш потребитель... Если я собрал и использую эту установку для собственных нужд, все это по-любому «сядет» на себестоимость моей продукции.

Локализация не сделает погоды в отношении себестоимости «зеленого» киловатта. В связи с этим возникает вопрос: если мы развиваем альтернативную энергетику лет 13–14, чуть ли не с 2001 года, может, уже тогда нужно было делать мониторинг и просчитывать возможную себестоимость? Если интерес республики к альтернативной энергетике объясняется и подпитывается реальной в ней потребностью, а не существующими договоренностями по линии членства в международных организациях, то для развития и широкого внедрения никак не обойтись без дотаций, соразмерных с дотированием традиционного ТЭК.

Я считаю неправильным делегировать развитие альтернативной энергетики ГАК «Узбекэнерго» и ее структурам. Должен быть создан независимый орган управления при Кабинете Министров, а не при Министерстве экономики или тем более на базе Узгосэнергонадзора, как предлагалось некоторыми экспертами. У этих органов и структур совсем другие задачи и проблемы. Кроме того, совершенно очевидно, что альтернативная энергетика – это не дополняющее, а конкурирующее направление для Узбекэнерго.

Большая проблема для инвестора – это доступность информации. Текущая статистика по производству и потреблению электроэнергии, прог­нозные показатели роста экономики – в лучшем случае эти данные можно услышать на конференциях или прочитать в зарубежных источниках.

Узгидромет тоже не дает свои цифры, а нам сейчас позарез нужны карты ветров по республике! Скорость, периодичность, направления… И не в пределах 12 м высоты, а на 100–130 м, как в Европе. Ветрогенератор будет нормально функционировать при скорости ветра не менее 6–7 м/с. В Германии, Испании есть высотные 5–10-мегаваттные ветроустановки: на одном таком «ветряке» может авиационный завод работать! Да, все знают плато Устюрт, пойму Амударьи, Янгиерскую зону, где постоянно дуют ветры, но нам все равно нужна точная карта. Речь идет о серьезных инвестициях, а такие вещи не делаются навскидку, как пойдет…

Интенсивность солнечного излучения тоже везде разная, значит, нужны карты солнца. И их тоже нет.

До того как разрабатывать проект закона и вообще начинать усиленно работать в этом направлении, нужно было изначально: а) разработать и утвердить национальную концепцию развития альтернативных видов энергии и топлива и б) создать соответствующую государственную программу – с прог­нозными параметрами и расчетами по всем направлениям (солнце, ветер, малая гидроэнергетика, биогаз и т. д., и т.п.). Какое направление должно быть приоритетным? В каком соотношении альтернативные источники должны сложить свою совокупную долю в энергобалансе? Какую долю должен покрыть частный бизнес? Что можно поднять с помощью государственно-частного партнерства? Если нет государственной программы, о чем говорить!

А потом уже исходя из этих двух базовых, основополагающих документов (концепция и программа) можно будет создавать законодательную и нормативно-техническую базы под альтернативную энергетику. Колоссальное количество нормативных документов разного уровня, принятых в республике с 1992 года, требует инвентаризации с точки зрения соответствия интересам развития «альтернативы».

Проекты в области альтернативной энергетики обязательно должны учитывать наши климатические особенности. Сегодня в Самаркандской области реализуется крупный инвестиционный проект – строится 100-мегаваттная фотоэлектрическая станция. Речь идет о колоссальной установке в несколько тысяч метров. Возможен и иной вариант достижения такого же эффекта. Ставить не одну станцию на 100 МBт, а десять 10-мегаваттных в разных регионах. Гигантскую установку постоянно (поскольку климат у нас сухой и велика запыленность) потребуется протирать специальным составом. Без этого пыль просто уничтожит ее КПД. А чем меньше по площади установка, тем проще это технически делать. Да и при десяти меньших станциях выше гарантии стабильной работы системы в целом. До принятия решения, когда проект обсуждался, об альтернативной  возможности, плюсах и минусах обоих вариантов говорили члены нашей Ассоциации – а у нас в Ассоциации есть и субъекты бизнеса, и научные институты системы АН РУз.

Дай Бог, чтобы строящаяся крупная солнечная станция отлично работала, оправдала возложенные на нее надежды! Но, как я уже сказал, в первую очередь нужна концепция, которая бы учитывала все аспекты и условия развития альтернативной энергетики. И в том числе – климатические особенности и риски.

Что сегодня есть у бизнеса? Для того чтобы попасть в инвестиционную программу, он обегает десятки кабинетов, находит определенное русло знакомств, кое-как через ведомства ему перепадает «кусок пирога». Ну и что дальше? Проект со всеми его преференциями заканчивается года через 2–3, а жизнь-то продолжается! Только уже по иному курсу, без льгот и, соответственно, рентабельности. Кто будет ввязываться в долгосрочные инвестиции с такой себестоимостью на таких условиях и с коммерческими кредитами по 18–20%? Он же – производитель – все равно покупает и завозит оборудование на свои деньги, ну и дайте ему 8–10%! Если инвестиционная программа – это игровая площадка на 2–5 лет, в ней нет смысла. Вы же, когда у вас в семье рождается ребенок, не говорите: «До пяти лет повоспитываю, а потом пусть сам выкручивается как знает». За последние 7 лет я помню только 1–2 случая, когда мы писали-писали и получили в итоге возможность импортировать оборудование по курсу ЦБ для кого-то из членов Ассоциации.

Чтобы развивать отрасль, нужны стандарты. Чтобы поднять технико-нормативную часть, нужен заказчик. Первый стандарт по биогазовым установкам мы сделали, АБР выделил на это 10 млн сумов. Сейчас нужно делать по солнечной энергетике и по ветру. Но заказчик – кто? Кто будет платить за эту работу?

Что касается локализации, Ассоциация считает, что на базе Узпахтамаша, объектов химического машиностроения, заводов «Фотон» и «Электроаппарат», а также Алмалыкского завода металлоконструкций нужно создавать корпорацию, которая будет специализироваться на выпуске оборудования для альтернативной энергетики исходя из имеющейся сырьевой базы. Производить те самые конверторы, поли- и монокристаллические кремниевые панели и т. д., и т. п.

Да, Узпахтамаш сегодня почти банкрот, Алмалыкский аккумуляторный – практически то же самое. Но есть мощности, оборудование… Инженерно-технический состав «распылился», конечно, но собрать специалистов, я думаю, можно.

Есть еще одно предложение: огромное количество малых ведомственных ГЭС (порядка 90%) заморожены, не работают. Зачем держать их в законсервированном состоянии – продайте или сдайте их бизнесу, он запустит! Не дают. Почему? Мы же не просим отдать нам ТашГРЭС.

 

 

КПД в 25% – это предел для «старой» физики

 

Рамизулла МУМИНОВ, академик АН РУз, член-корреспондент РАН, профессор, главный научный сотрудник НПО «Физика-Солнце»:

 

– На лабораторных кремниевых образцах максимальный КПД панели не превышает 25–26%. Я бы сказал, это предел для «старой» физики. Широкое производство обеспечивает на монокристаллах 20–22% КПД, на поликристаллах – 18–20%, но надо учитывать климатические условия республики. При температурах выше 30˚С эффективность кремниевых элементов резко снижается. Следовательно, нужно либо комбинировать производство электроэнергии с теплоотводом, и таким образом часть тепла будет использоваться, к примеру, для нагрева воды. Либо решать эту проблему каким-то иным способом. Например, использовать термоэлект­рические преобразователи (тепловой энергии в электрическую).

Есть еще варианты – голографическое покрытие, функциональный керамический слой, к примеру, и другие – из области нанотехнологий. Это дает возможность повысить КПД панели, снижая тем самым себестоимость солнечной энергии. И чтобы она была конкурентоспособна по отношению к традиционным источникам, ее себестоимость не должна быть выше 5–6 центов за 1 кВт.

Срок службы панели – 20–25 лет, за этот срок ее рабочий КПД снижается на 10–15%. Потом ее дробят, перерабатывают и снова превращают в новую кристаллическую панель. Безотходное производство, можно сказать...

В принципе, ресурсная база позволяет локализовать альтернативную энергетику практически стопроцентно, если это целесообразно. Здесь есть три компонента: 1) исходный материал; 2) электроника; 3) аккумуляция. При цент­рализованном подключении установок в горсеть последний элемент отпадает, но при индивидуальном использовании установок в бизнес-целях или в быту он необходим.

Исходный материал для солнечной энергетики – кремний, в республике с этим проблем нет: имеются месторождения, где кварцитов в руде 87–90%. В Навои в прошлом году произвели 12 тыс. тонн технического кремния. В настоящее время, насколько я знаю, у них параллельно начинается производство поликристаллов.

Электроника – тоже решаемый вопрос. Тем более что на базе технического университета существует факультет микроприборостроения, и перспективы в этом направлении благоприятные.

Что же касается аккумуляторов, то Джизакский аккумуляторный завод пока специализируется на кислотных аккумуляторах для сельхозтехники, а нам нужны гелиевые, более безопасные и с большей емкостью.

Себестоимость солнечных батарей высока. Не каждому по карману. Батарея индивидуального пользования пло­щадью 1 м² обходится сегодня покупателю в 4 млн сумов. Более 100 фермерских хозяйств уже купили себе такие. Но это очень малой мощности установка, конечно. Площадь солнечной станции заданной мощности зависит от географической широты. Среднесуточный показатель для Ташкента равен 830–850 Вт на 1 м². За день это устройство накопит порядка 1,2–1,3 кВт. Передвижная мобильная установка на каркасе и колесах площадью 18 м² и мощностью 3 кВт (с аккумуляторами накапливает за световой день около 30–35 кВт) обойдется сегодня покупателю в 167 млн сумов.

 

• Общий валовой потенциал альтернативных источников энергии в Узбекистане оценивается в 50 984,6 млн тонн нефтяного эквивалента. Технический потенциал (то, что можно реализовать с использованием существующих технологий) – в 179 млн т. н. э. Это более чем в 3 раза превышает объем ежегодно добываемого в стране ископаемого органического топлива.

• Валовой и технический потенциалы солнечной энергии примерно одинаковы и составляют где-то порядка 177 млн т. н. э., покрывая около 98% общего технического потенциала альтернативных источников энергии в Узбекистане.

• Аналогичные показатели по энергии ветра составляют всего лишь соответственно 2,2 и 0,4 млн т. н. э. Считается, что ветрогенераторы при среднегодовых скоростях ветра менее 6 м/с являются убыточными. Поэтому региональный потенциал этого ресурса невелик и ограничен территорией побережья Арала и плато Устюрт, а также отдельными областями вокруг и к северо-западу от Бухары, горными регионами Ферганской долины и Ташобласти. Возможно, рационально было бы комбинировать несколько видов возобновляемых источников энергии, например ветровой и солнечной энергии, не делая особых ставок на ветер сам по себе.

• Валовой потенциал петротермальной энергии, заключенной в сухих нагретых породах на глубине до 3 км от поверхности почвы, в Узбекистане огромен! Он составляет порядка 67 000 млн т. н. э. и превышает потенциал солнечной энергии, – если найдется такой «Кулибин», который придумает, как не просто все это богатство поднять у себя из под ног, но и сделать это рентабельно. Технический потенциал ресурса несоразмерно мал, всего каких-то 0,3 млн т. н. э.

• Валовой потенциал гидроэнергии в республике составляет 9,2 млн т. н. э., технический, равный почти 2 млн т. н. э., освоен в Узбекистане на 35%.

• В последние годы реализовалась широкомасштабная программа строительства сотен малых и микроэлектростанций. При этом значительное количество ведомственных объектов малой гидроэнергетики не эксплуатируется.

• К альтернативным источникам энергии также относится утилизация отходов. Потенциально из каждой тонны отходов можно получить до 250 м³ горючих газов, в основном метана, который в дальнейшем можно использовать для получения тепла и электроэнергии (примерно 1,5 млрд м³ газа ежегодно).

 

Данные предоставлены Ассоциацией предприятий

альтернативных видов топлива и энергии.

 

 

Юлия ЯШИНА.

 

 


 

*Продолжение. Начало в «Норме» N 45 (486) от 11.11.2014 г.

 

1Азиатский форум солнечной энергетики – международная платформа для обмена знаниями, которая отслеживает развитие проектов по солнечной энергии, обсуждает новые предложения и механизмы стимулирования по внедрению солнечной энергии, а также организовывает крупные конференции.

2Совместно с АБР.

3Совместно с южнокорейской компанией «Неоплант».

4С участием южнокорейской компании «Шиндонг Энерком».

5С участием крупнейших компаний КНР.

 

Прочитано: 2729 раз(а)

Комментарии к статье (1)

2015-01-16 17:38:52, Гость_!91376:
Вопрос направлен в редакцию
Вопросы экономико-правовой тематики, связанные с деятельностью Вашей организации или личные, Вы можете задать:
1)    отправив электронное письмо в редакцию газет «Норма» и «НТВ» по адресам: gazeta@norma.uz; ntv@norma.uz;
2)    по телефону «Горячей линии» 200-00-59, если Вы являетесь пользователем информационно-поисковых систем «Norma», подписчиком газет «Налоговые и таможенные вести» и «Норма»;
3)    воспользовавшись сервисом «Мы отвечаем!» в интерфейсе программных продуктов «Norma».

В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.

info!Оставляя свой комментарий на сайте, Вы соглашаетесь с нашими Правилами их размещения.
Гость_
Антибот:

Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «NORMA ONLINE», зарегистрирован в Узбекском агентстве по печати и информации 26.02.2016г.
Регистрационное свидетельство № 0406.
Адрес: Узбекистан, 100105, г. Ташкент, Мирабадский р-н, ул. Таллимаржон, 1/1.
Тел. (998 71) 200-00-90. E-mail: admin@norma.uz
Копирование материалов сайта без согласования с администрацией ресурса запрещено.
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «NORMA ONLINE», 2007-2017 г. Все права защищены.
Яндекс.Метрика